ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ
Ближайшие мероприятия
Новости

От мобильного Интернета к «Интернету вещей»

03.06.2016

Через два года в Россию вместе с чемпионатом мира по футболу придет 5G-связь — раньше, чем во многие развитые страны. Через четыре года стоимость трафика может исчезнуть из прайс-листов операторов сотовой связи, а цена будет формироваться исключительно подключенными сервисами и контентом. А через 10 лет стандарт GPRS/EDGE… все еще будет существовать. Обо всем этом можно было узнать на прошедшем в конце мая круглом столе, организованном компанией Huawei и агентством TelecomDaily, участниками которого стали представители «большой четверки».

«Россия не просто догоняет развитые страны по уровню развития мобильного Интернета, она уже это сделала», — такими словами открыла свое выступление выпускающий редактор портала TelecomDaily Наталья Рыжкова. При общем проникновении смартфонов в нашей стране на уровне 35–40% темпы роста, по оценке TelecomDaily, составляли от 50% до 200% в год. И сейчас место основного драйвера услуг операторов сотовой связи прочно занял мобильный ШПД.

Основным критерием лояльности абонента оператору, как и в прежние годы, остается соотношение цены и качества. Но по мере роста количества владельцев смартфонов его быстро догоняет производительность сети. Еще быстрее растет трафик: помимо критической массы проникновения мобильных гаджетов и улучшения площади и качества покрытия, этот процесс разгоняют ориентированные на него бизнес-модели и рост числа услуг, связанных с мобильными приложениями.

Если взять показатель «качество/цена» как основную оценку, то российский мобильный Интернет однозначно станет одним из лучших хотя бы потому, что он, по данным TelecomDaily, самый дешевый в Европе. Операторы не стали возражать против такой оценки, но внесли некоторое уточнение. «Если брать абсолютные цифры, то да, в России цены ниже европейских, — говорит коммерческий директор компании «МегаФон» в Новосибирске Александр Виноградов. — Но относительно доходов абонентов разницы почти нет. И у нас, и у них в среднем доля расходов на мобильную связь и Интернет составляет 1%. Готовность абонента платить за услугу оказывает сильное влияние на ценовую политику. К тому же во многих странах Европы конкуренция на этом рынке намного ниже, чем у нас». Кроме этого, он отметил, что стоимость оборудования связи тоже снижается — но цена на него устанавливается в долларах, а показатель ARPU (выручка с одного абонента), который продолжает снижаться, оценивается в рублях.

«Падение цен одно время было очень крутым, но потом все операторы достигли определенного ценового уровня, перешагнуть который оказалось уже трудно, — добавляет  территориальный управляющий Новосибирского кластера ПАО «ВымпелКом» Вячеслав Касымов. — ARPU упал слишком низко, перед нами встала задача повысить его. Для этого нужно было либо повысить тарифы на уже существующие услуги, либо внедрять новые. Мы все пошли по второму пути».

Кроме сервисов, ARPU может «вытащить» рост трафика. Но сколь-либо пропорционального роста прибыли ждать не стоит: по оценке Вячеслава Касымова, даже стократный рост трафика даст оператору около 10% прибавки к прибыли, не больше. Причина этого — в высоких расходах на эксплуатацию сети, с которыми сейчас столкнулись не только российские операторы. Так, по оценке ведущего менеджера департамента беспроводных технологий компании Huawei в России Андрея Алексеева, на каждый доллар CAPEX (капитальных расходов) сейчас приходится 3-4 доллара OPEX (операционных затрат). Поэтому сегодня основным направлением развития операторов становится снижение оперативных расходов (у нас это может быть совместное использование площадей и ресурсов, минимизация диапазонов частот и так далее) и повышение NPS, то есть лояльности абонентов. Россия здесь тоже не стала исключением.

Рост трафика с одной стороны и его удешевление — с другой… Какой должна быть пропорция, чтобы мобильный провайдер оставался в плюсе? Андрей Алексеев называет эти цифры: не менее 57% роста и не более 30% удешевления — этого достаточно для 10%-ного роста прибыли. В России, по данным Huawei, оба эти показателя выше нормы — при росте объема трафика в 80% его цена снижается на 35%. Если подобная динамика сохранится и дальше, к 2020 году основное отличие мобильных ШПД операторов от проводных — помегабайтная плата — может исчезнуть. Просто по причине утраты актуальности: «Стоимость мегабайта потеряет смысл, и мобильные провайдеры в будущем будут ориентироваться на сервисную модель», — делает вывод Андрей Алексеев. И тут же предлагает «альтернативный вариант»: продавать трафик уже гигабайтами.

Впрочем, если такое и будет, то, скорее всего, не в виде «сырых» гигабайтов, а в виде готового продукта. Еще одним источником дохода для мобильных операторов в ближайшем будущем может стать продажа контента и подписок на него. В основном это будет видео, в том числе потоковое — уже сейчас рост числа подписчиков в нашей стране показал, что отечественный потребитель готов платить за эти услуги. Доля видеоконтента и запросы качества будут расти — вместе с запросами на качество самой картинки и загрузки. И это может стать первым драйвером внедрения в России стандарта 5G. Вторым — здесь Андрей Алексеев привел слова Марка Цукерберга — имеет шанс стать дополненная реальность. Но в России есть еще один «повод»: чемпионат мира по футболу 2018 года, к началу которого, по словам Александра Виноградова, 5G в России точно появится. Возможно, не во всех регионах сразу, но появится.

TD - покрытие и проникновение ШПД (мировые оценки)«Стоит учесть, что в 5G-сети повышается не только скорость, но и емкость сети, а это значит, что нас ждет необъятный рынок Интернета вещей. К 2025 году число подключенных к Интернету устройств достигнет порядка 100 миллиардов — чтобы все это обработать, нужна не только скорость, но и емкость», — подчеркнул он.

И все же именно Internet of things, как ни парадоксально, сможет «продлить» жизнь 2G-стандартов. Несмотря на то что отмена «лишних» технологий может снизить OPEX, отказываться от GPRS/EDGE операторы не спешат. «На 2G сейчас завязано очень много — большая часть M2M сейчас работает именно в этом стандарте, — поясняет Александр Виноградов. — По моему мнению, в ближайшее десятилетие GPRS/EDGE никуда не исчезнет».

Специфика региона

Если в Новосибирске базовые станции стоят каждые 300–400 метров, то по области по-прежнему остаются неосвоенные районы, и на вопрос, куда расширяться в первую очередь, «большая четверка» выбрала оба варианта сразу. «Для нас стирание с карты «белых пятен» — это не социальная нагрузка, а приобщение новых абонентов к новым услугам и сервисам», — пояснил технический директор макрорегиона «Сибирь» Tele2 Евгений Картузов. А Александр Виноградов добавил, что сюда можно также отнести продажу «бюджетных» мобильных гаджетов и USB-модемов, в том числе там, где скоростное покрытие только планируется развернуть. Что касается Новосибирска, здесь, по мнению операторов, говорить о насыщенности базовыми станциями рано: «В городах Японии и Китая вышки стоят в семидесяти метрах друг от друга. Для нас это, конечно, много, но интервал метров в 200–300, думаю, будет достаточным», — высказал свое мнение Александр Виноградов и уточнил, что первоочередной задачей остается дооснащение имеющихся площадок до новых стандартов, и уже потом — строительство новых.

Одной из проблем Новосибирска стало экранирование сигнала некоторыми стройматериалами. И проблемой достаточно серьезной в силу того, что 70–80% мобильного трафика, по оценке «МегаФона», идет из помещений, не в последнюю очередь из торговых и бизнес-центров. Для поддержания качества связи операторам приходится задействовать ретрансляторы — например, в «Галерее Новосибирск» их около 70.

В целом уровень развития мобильного Интернета в Новосибирске гости круглого стола оценили достаточно высоко. «Мы часто ругаем операторов за плохое покрытие, но если сравнить его с тем, что есть в Штатах и некоторых странах Европы, то наше окажется одним из самых лучших», — сообщил Вячеслав Касымов. А Александр Виноградов назвал Новосибирск в числе самых передовых по размеру и качеству покрытия как в плане мобильной связи, так и в плане мобильного ШПД. Причиной этому, по его словам, стали жесткая конкуренция на старте, желание операторов включиться в интернет-провайдинг плюс высокие запросы самих абонентов.

Источник: KSOnline, Федор Туров