ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ
Ближайшие мероприятия
Новости

"Мы готовы предложить в России два десятка сценариев Интернета вещей"

25.05.2016

SAP является одним из лидеров ИТ-рынка и в частности рынка Интернета вещей (IoT). О взглядах компании на рынокIoT и на его перспективы, о том, что уже создано в этой области и что нас ждет в ближайшем будущем, нам рассказал Андрей Биветски, генеральный директор SAP Labs в СНГ.

PC Week: Можно ли утверждать, что Интернет вещей уже стал мейнстримом в мире?

Андрей Биветски: Пока нет, но в недалеком будущем обязательно станет. Сейчас слишком много разных стандартов. Виден вектор развития и огромные перспективы для бизнеса. Но всё же IoT еще находится в начальной стадии. Мы считаем, что это самое перспективное направление в горизонте следующих трех-пяти лет.

PC Week: На недавней конференции по вопросам развития Промышленного Интернета в нашей стране президент Siemens в России Дитрих Миллер сказал, что, например, в Германии «поезд» IoT тронулся еще десять лет назад. Мы действительно так сильно отстаем?

А. Б.: Давайте посмотрим, что такое Интернет вещей. Датчики собирают информацию, которая через интернет-каналы отправляется в центр, где данные обрабатываются. Десять лет назад уже был Интернет, были датчики, базы данных и аналитические системы. А вот чего тогда не было, так это баз данных in-memory, а также платформ для анализа этих данных в реальном времени и предиктивной аналитики. То есть данные собирали и отправляли, на их основе можно было принимать решения, но отсутствовали технологии и платформы, чтобы собирать их в мощных облаках с правильными протоколами на промышленной основе, отсутствовали системы машинного обучения, которые позволяли бы не просто взять данные, а мгновенно принять бизнес-решение и запустить транзакцию. И я не думаю, что у России здесь есть серьезное отставание.

PC Week: Как организовано внедрение IoT в нашей стране?

А. Б. Президент РФ несколько месяцев назад дал поручение сформировать маршрутную карту развития промышленного Интернета вещей в России. Есть Фонд развития интернет-инициатив (ФРИИ), есть специальные учреждения, которые занимаются развитием IoT. Кроме того, «Ростелеком» вышел с предложением создать Национальный консорциум промышленного интернета вещей с привлечением лидеров рынка, производителей инфраструктурных решений, датчиков, разработчиков ПО и протоколов. На сегодняшний день ресурсов и знаний достаточно, чтобы российские компании внедряли на своих предприятиях сценарии IoT.

PC Week: Есть ли у вашей компании свои рекомендации для России?

А. Б.: Наш подход несколько иной. SAP в мире сейчас имеет порядка 30 сценариев IoT, реализованных в пяти-шести индустриях, и эти сценарии мы активно несем в массы. И предлагаем «приземлить» их в разных странах. У нас есть платформа и набор инструментов, есть понимание, опыт, и мы планируем до конца 2016 г. локализовать в России как минимум двадцать сценариев в трех-четырех индустриях.

PC Week: Есть ли у вас маршрутная карта для различных отраслей промышленности?

А. Б.: Чтобы что-то построить в Интернете вещей, нужен конструктор. Сенсоры на российском рынке имеются. Интернет тоже есть, но «Ростелеком», МТС, «Билайн», «Мегафон» и другие операторы должны быть готовы к тому, что с приходом Промышленного Интернета возникнут совершенно новые требования к мощности каналов и к стандартам. Даже в потребительском Интернете вещей существует 10–15 крупных протоколов, а в Промышленном Интернете их десятки. Для нас как производителей маршрутная карта заключается в том, что мы работаем со всеми протоколами, потому что непонятно, какой из них победит и будет ли некий общий стандарт. Кроме того, чтобы наш Интернет вещей был безопасным, мы подписали меморандум-соглашение о сотрудничестве между SAP СНГ и «Лабораторией Касперского».

Итак, у нас есть датчики, защищенные протоколы и решение SAP HANA Cloud Platform. Это не просто база данных in-memory, это удобная платформа разработки для стартапов и независимых софтверных вендоров. Развитие экосистемы — главная часть нашей маршрутной карты. Мы «не добежим» до каждого предприятия, мы дадим двадцать базовых сценариев, а дальше будут работать наши партнеры, специализирующиеся на конкретных отраслях.

PC Week: На недавнем Форуме SAP в Москве было заявлено, что «Ростелеком», стремящийся возглавить развитие Промышленного Интернета в России, разворачивает вашу облачную платформуIoT. Означает ли это, что «Ростелеком» уже сделал выбор национальной платформы Интернета вещей в вашу пользу?

А. Б.: Тут не идет речь о монополизации. Представляете, какой это большой рынок? IDC считает, что до 2020 г. его объем в мире будет расти на 79% в год и достигнет 9 трлн. долл. Самая большая часть этого пирога придется на программное обеспечение и на сервисы, в том числе инфраструктурные — потому-то это интересно «Ростелекому» и другим провайдерам. А самый маленький кусочек из этих девяти триллионов достанется производителям датчиков. И на этом огромном, новом и быстрорастущем рынке будет много игроков.

PC Week: Кто сможет лучше всех монетизировать IoT?

А. Б.: В первую очередь для Интернета вещей нужна инфраструктура, такая как, например, наш совместный с «Ростелекомом» дата-центр. С другой стороны, если телеком-провайдеры, такие как «Мегафон» или «Билайн», будут не только расширять свои каналы связи и переходить на протокол IPv6, что совершенно необходимо для IoT, но ещё научатся и монетизировать поток данных Интернета вещей, который идет через них, то огромная часть выручки достанется и им. Мы же как провайдер ПО будем работать со всеми.

PC Week: Что мешает переходу к Интернету вещей в России? Нужны ли здесь какие-то законы?

А. Б.: Внедрению Интернета вещей мешают не законы. В России есть много предприятий, которые еще не дозрели с точки зрения цифровой экономики. Даже многие крупные компании пока ещё занимаются базовыми вопросами: переводят ключевые бизнес-процессы на ERP, интегрируют склады, бухгалтерию, путевые листы. Естественно, им надо сейчас решить основные проблемы, сделать производство прозрачным. Сначала все должны пройти фазу интегрированного автоматизированного предприятия. А после этого они смогут заняться и Интернетом вещей.

PC Week: Что общего и каковы различия между потребительским и промышленным Интернетом вещей? У какого из этих направлений больше перспектив в России?

А. Б.: Думаю, пойдет и тот, и другой.

Общее у них — конструкция. В обоих случаях есть датчики, интернет-каналы, системы анализа и принятия решений.

Что касается различий, то для потребительского IoT важно, чтобы было недорого и был дружественный пользовательский интерфейс. А для промышленного — важнее безопасность и непрерывность. Например, сейчас многие автомобили работают на протоколе telnet, который должен быть надежно защищен. Кибербезопасность здесь — главное правило.

Еще один значимый момент — производительность. Если говорить о потребительском Интернете вещей, то речь идет о нескольких датчиках. А если вы имеете дело с двумя-тремя тысячами животных, снабжённых датчиками, то это совсем другие объемы информации. Или возьмите прокатный стан или подвижной состав, генерирующие терабайты данных.

И еще в Промышленном Интернете важна масштабируемость, когда платформу можно тиражировать на увеличивающееся производство, например, с одного прокатного стана на десять.

PC Week: SAP предлагает централизованную систему. Информация от множества датчиков собирается в одном месте — в облаке. В то же время многие аналитики, например, из IBM, прогнозируют переход Интернета вещей к децентрализованным системам. Кто прав?

А. Б.: Эти подходы друг другу не противоречат. Всё зависит от решаемых задач.

Германия является идеологом Индустрии 4.0, где машины и станки общаются друг с другом через Интернет вещей и работает разветвленная модель. Некоторые задачи, скажем, предиктивного технического обслуживания (predictive maintenance), надо однозначно решать централизованно в облаке. А в производственных межмашинных процессах есть сценарии, когда системы могут договориться и без централизации. Например, когда друг с другом общаются конвейеры или их части.

PC Week: Чем сейчас занимается ваше подразделение SAP Labs в СНГ в области Интернета вещей?

А. Б.: В этом году мы фокусируемся на нескольких индустриях для IoT.

Во-первых, медицина. У нас сейчас идет большой пилотный проект для одного из металлургических предприятий — медицинские кресла для предсменных осмотров. Если перед началом работы нужно проверить несколько сотен рабочих, то устоявшаяся во всем мире практика такова: врач или несколько врачей проводят осмотр, замеряют различные параметры и принимают решение о допуске к работе. Технологии Интернета вещей смогут заменить этих врачей.

Во-вторых, сельское хозяйство. Например, квадрокоптеры-пастухи. Пастухам необязательно бегать за крупным рогатым скотом. Можно собирать информацию со спутников, но на сегодняшний день качество снимков с них невысоко, и к тому же в удаленной сельской местности нет быстрого Интернета. Мы в SAP Labs в Москве разработали сценарий, в котором дроны собирают информацию с датчиков, которая передается в облако, обрабатывается и принимается решение. Кроме того, возможно также контролировать воровство и появление диких животных.

В-третьих, сценарии Интернета вещей можно использовать для мониторинга выращивания определенных культур, осуществлять контроль за удобрением почвы. Это еще один интересный сценарий — умный трактор, который не только вспахивает землю, но и одновременно собирает информацию с датчиков и отправляет ее в базу данных in-memory. После ее обработки принимается решение об оптимальном удобрении полей. Эту систему можно подключить к классическому ERP-решению и выдавать заказы на закупку удобрений, выписывать накладные, вызывать грузовик, который всё это привезет.

PC Week: А что с другими отраслями? Например, с металлургией или железнодорожным транспортом?

А. Б.: В России SAP разработала очень интересный сценарий по прогнозированию качества металлургических слябов. Когда кусок металла выходит из печи, он покрыт слоем шлака. Простыми методами невозможно определить его качество. Это дорогостоящий процесс.

Наши коллеги совместно с заказчиком разработали другую процедуру. На линии розлива стали устанавливаются сенсоры, которые посылают информацию с каждого шага производства: о входных параметрах разливаемой стали, о функционировании линии. Система позволяет с высокой вероятностью предсказывать качество полученного сляба без необходимости проведения дополнительного контроля качества (без удаления шлака). В данном случае на 25% снижается стоимость затрат на контроль качества. Только на одной линии крупного производства это порядка 100 млн. руб. в год!

Также у нас есть предложение и для железнодорожников. В Канаде есть крупная железнодорожная компания Canadian Pacific. Классическое техническое обслуживание делается по двум показателям. Первый — дистанция: через каждые 200 км находится станция техобслуживания, через нее проходит состав, проверяются необходимые параметры, и состав едет дальше. Второй — время: гарантийное обслуживание проводится в заданные сроки, а регулярное — в зависимости от пройденного пути. Сбор и обработка информации с датчиков позволяет перейти к обслуживанию по состоянию.

Источник: PCWeek, Николай Носов